Отпуск за свой счет.

29 января, 2007 - 07:42 — Contago

А если горожанин попадает в местечко, далекое от урбанистического темпа, то рискует потеряться во времени и тем самым нанести серьезный ущерб своему мироощущению. Поэтому, жить лучше всего там, где привык. Мысль не свежая, но верная. А как же, спросите вы, быть с советом психотерапевта сменить обстановку? Да очень просто: сделать перестановку в квартире. Еще можно выехать на дачу, у кого она есть; но не надолго, ибо в противном случае вы рискуете вернуться в город и не узнать родных пенатов: на том месте, где еще на прошлой неделе был недорогой рынок, теперь располагается зал игровых автоматов ДжекПот, а на месте банка, куда вы месяц назад внесли долгосрочный вклад, уверенно обосновался стриптиз-клуб. Поистине город – это живой организм, киборг, порожденный человеком и развивающийся быстрее самого человека. Он давно уже вышел из-под контроля и даже успел насадить нам свои правила, которые мы обязаны выполнять. Непослушных и ленивых он безжалостно перемалывает и выплевывает, не давая права на апелляцию. Но иногда город бывает в странном расположении духа, и некоторым предоставляет возможность расслабиться почти без потерь. ПОЧТИ без потерь!

На скамейке в парке сидела девушка. Это была самая обычная девушка, каких тысячи. Выглядела она так, будто пришла сюда отдохнуть, подышать воздухом и почитать книгу. На самом деле, она пришла в парк затем, чтобы почитать книгу, подышать воздухом и отдохнуть. Погода стояла замечательная, что было редкостью этим дождливым летом. С утра собирался было дождик, да так и не собрался. Редкие облака лениво следовали своим курсом, солнце светило, как ему и положено в это время суток в условиях переменной облачности, давление не превышало нормы, а относительная влажность была относительно влажной. Словом, лето, хоть и с опозданием, но все же пыталось оправдать свою репутацию, и это начинало у него получаться.
Девушку, сидящую на скамейке, звали Яся (сокращенное от Ярославы). Вот уж родители ломали голову, когда выбирали ей имя! Яся любила своих родителей, как и все дети из благополучных семей, поэтому имя свое носила безропотно, хотя и предпочитала сокращенный его вариант.
Итак, она сидела на зеленой скамейке и читала роман в стихах, что-то из школьной программы под названием «Евгений Онегин». Не пытайтесь вспомнить. Учитывая юный возраст, в котором его «проходят», редко у кого в голове остается что-то большее, чем «Мой дядя самых честных правил…» и «Я к вам пишу…». Но кто к кому пишет, чей был дядя и каких правил придерживался, - эти вопросы по прошествии нескольких лет переходят в разряд утилитарных и достойных разве что викторины «Самый умный». И только наиболее отважные, кто решился впоследствии перечесть этот некогда бестселлер, находят в нем истинный клад. Яся принадлежала как раз числу таких исследователей. Ей всегда было интересно, что там внутри и как это действует, и еще она верила: в жизни ничто не дается просто так и из всего нужно извлекать максимум информации. С тех пор, как она впервые по-настоящему прочла этот роман, он стал ее настольной книгой и источником жизненных сил. Поэтому сам факт, что она перечитывала то, что давно уже цитировала наизусть, означал буквально следующее: жизнь дала трещину и ситуация вышла из-под контроля. Такое уже не раз случалось, но именно такое – впервые. Во-первых, она ушла с работы, во-вторых, рассталась со своим парнем и, в-третьих, два вышеназванных пункта сошлись вдруг в одночасье. Если решение первой проблемы было лишь делом времени, то вторая повергала в уныние, ну, а третья знаменовала собой начало далеко не белой полосы в ее жизни.

Все, кто добились относительного успеха в карьере, любят назидательно повторять, что только цель в жизни, неистощимая энергия и упорный каждодневный труд привели их к победе. Одни твердят про веру в собственные силы. Другие беззастенчиво врут о собственном таланте. И только самые честные воздают должное Его Величеству Случаю, справедливо замечая, что, будь ты хоть полным собранием человеческих достоинств, - тебе необходима чудесная возможность их продемонстрировать, и не кому-нибудь, а тому самому человеку, который рискнет вложить в них свою недвижимость. Это кстати, если нужна из рук в руки недвижимость москва без посредников, и все, сказанное выше, – не пустая болтовня, а пламенная речь в защиту Яси, которая в силу сложившихся обстоятельств оказалась, вроде как, в бессрочном отпуске за свой счет. Да, она искала новую работу, но пока безуспешно. Видимо, мудрая судьба берегла ее до поры от медных труб, сосредоточившись на этапе огня и воды. Помня изречение «покорных судьба ведет, а непокорных – тащит», Яся опустила паруса и покорно дрейфовала в море Провидения, терпеливо ожидая, когда же на горизонте покажется желанный Берег Доброй Надежды. И раз уж жизнь предоставила ей такие каникулы, она собиралась ими воспользоваться в целях духовного роста и самосовершенствования. Но не это занимало сейчас большую часть ее мыслей. Может показаться странным, но женщины быстро восстанавливаются после карьерных падений; гораздо быстрее, чем от обид любовного характера. Вот и Яся, находясь в условиях строжайшей финансовой экономии, проливала слезы над утраченной личной жизнью. Пушкин, как мог, утешал ее, но все напрасно. Читая мировой шедевр о несостоявшейся любви, Яся самозабвенно оплакивала свою.
Она посмотрела на часы. Две недели вынужденного бездействия не смогли заставить ее думать «о секундах свысока». Это одна из особенностей ребенка мегаполиса. Даже если он никуда не спешит и предается сладкой неге, он все равно делает это стремительно и планомерно. Часы показывали 15:05.
Яся глубоко вздохнула и перевернула страницу… Ну, как он мог забыть о ней? В тот день она прождала его весь вечер и не садилась ужинать. А он так и не пришел. И не позвонил. А позвонил лишь спустя несколько дней и даже не извинился, думая, что все забыто. Такое случалось и раньше. Сначала она его прощала, потом сильно обижалась, пробовала даже относиться к происходящему с иронией, но в этот раз ее нервы сдали. Конечно, здесь сыграли свою роль потеря работы и назревающий финансовый кризис. Но как бы там ни было, а терпеть подобное отношение к себе она больше не намерена, она так ему и сказала. Она предложила расстаться – и он принял ее предложение…
На страницу упала капля, и это был не дождь.

Еще недавно, около месяца назад, он неожиданно пришел под вечер и притащил целое ведро желтых хризантем (он отлично знал ее предпочтения в цветовой гамме). Эти хризантемы были такие свежие, что простояли больше двух недель.
А как-то раз, года полтора назад, когда она была еще студенткой, он взял ее тетрадь для конспектов и в уголке каждой страницы написал «я тебя люблю». А тетрадь была толстая, на 96 листов! Яся обнаружила это только спустя несколько дней в институте, потому что лекции по этому предмету читались раз в неделю. А она в ответ написала кучу крошечных записочек и тайком рассовала ему по карманам. Это было весело…

У нее в кармане зазвонил телефон.
- Привет, Ясон, - раздался в трубке знакомый голос. – Как жизнь? Что нового-интересного?
Это было его традиционное приветствие. За то время, что они были вместе, у них сформировался особый язык, на котором они общались, язык, который никто больше не понимал. Вот ведь странно, они расстались, а их язык продолжал жить.
- В трюме сквозит, на камбузе пусто, крысы бегут, - ответила Яся. Это примерно означало то, что у нее проблем - по самую ватерлинию.
- Ты хотела встретиться, - продолжал он, - ну, чтобы я принес тебе твои вещи. Я не помню точно, что ты у меня оставила, кроме пары футболок и зонта. Их я уже сложил в пакетик. Когда встретимся?
Яся назначила время и место.
Дальше все было предрешено. Они встретились вечером, как было условлено, обменялись вещами, словно неприятели - заложниками, и больше у них не было причин для свиданий.
Когда люди расстаются, даже по собственному желанию, то все равно у них возникает чувство опустошенности и сиротства. Словно ты был целый - и вдруг тебя разрезали пополам. Яся сделала этот шаг сознательно, поэтому морально готовилась к предстоящему. Но она была не так глупа, чтобы поверить в то, что ей это удастся. Поэтому она жила, не стараясь запрещать себе грустить о случившемся и плакать по вечерам. Она знала: если тонешь в водовороте - бессмысленно пытаться выплыть из него, можно выбиться из сил – и уже ничто не поможет. В этой ситуации нужно нырнуть в него до самого дна – и течение само вытолкнет тебя на поверхность.
Вот она и ныряла. Мысли были далеко не радужные. Память предлагала ей мозаику воспоминаний: приятных, от которых хотелось все немедленно вернуть, и неприятных, которые убеждали ее в правильности принятого решения…

Он нередко подводил ее, осыпая обещаниями, о большей части которых забывал, едва скрывался за поворотом. А ей так хотелось ему верить! Но он всякий раз беззастенчиво врал. И это было талантливое вранье: с погонями, приключениями, мистическими совпадениями и застрявшими лифтами. Не поверить в него было почти невозможно. Однако рано или поздно все прояснялось, потому что трудно упомнить, кому и что ты насочинял. Поистине у него был сочинительский дар, но он бездарно тратил его на ложь.
Все-таки, она приняла верное решение, когда предложила ему расстаться. Но легче от этого не становилось.

С момента разрыва прошла неделя, а ничего не происходило. К тому же, кончались деньги. И призрак желанной работы не маячил на горизонте. Что ни говори, а судьба держала ее пока на скамейке запасных. Может быть, пришла пора брать ее - судьбу - за рога (или что там у нее?) и начинать действовать самостоятельно? «Помоги себе сам», - любят повторять психологи. Наверное, они в чем-то правы. Ведь кто еще тебе поможет, если не ты сам? Не Пушкин же? Хотя… кто знает?…
Прошло еще двадцать минут. Яся подключилась к Интернету и отправилась в привычное путешествие по извилистым лабиринтам Сети в поисках подходящей работы. Было несколько интересных предложений. Она тут же откликнулась на них своим подробным резюме. Настроение немного улучшилось. Надежда, пусть и призрачная, снова посетила ее. Надолго ли? Она «кликнула» мышкой невпопад, и на мониторе, как маньяк из подворотни, возник сайт знакомств. Яся задумалась. Никогда раньше она не заходила в этот музей одиноких сердец, а тут вдруг решила взглянуть в глаза тем, кто, как и она, надеется, пусть даже цели у них разные. Там было много красивых замечательных девушек, очень много. И все они мечтали о личном счастье, реально отдавая себе отчет в том, что коронованные особы на белых лошадях – это вредные сказки для маленьких девочек. Однако и у этих претенденток на вечную любовь были свои «но»: все они непременно хотели выйти замуж за иностранца. Яся совершенно не понимала, зачем им все это. Ведь брак невозможен без общности интересов и схожего культурного уровня. Ну, о чем можно говорить с человеком, который не читал Пушкина в оригинале, не смотрел «Белое солнце пустыни» и не знает, кто такой Визбор? Она собралась уже выйти из Сети, но любопытство пересилило, и она решила заглянуть на ту страничку, где мужчины из дальнего зарубежья выдвигали ответные требования относительно параметров будущей «подруги дней», не забывая нахваливать при этом себя на все лады. Тут уж ничего не поделаешь, реклама – двигатель торговли. И вот перед Ясей понеслись калейдоскопом разные лица. И вдруг…
Это вечное «и вдруг…»! Без него не обходится ни одно повествование. Оно приносит с собой волну свежести и перемен. Оно - словно ветер, перелистывающий страницы нашей жизни, открывающий в ней новые главы, которые давно уже написаны Кем-то на небесах. И пусть продолжение Книги Судьбы не всегда сулит нам радость и исполнение мечты, но, по крайней мере, оно преподносит нам такие уроки, какие мы не смогли бы почерпнуть ни в одном самом мудром учебнике.
Но вернемся к нашей героине. Мы оставили ее как раз в тот момент, когда пролетающий мимо ангел взмахнул крыльями сильнее обычного, образуя легкий воздушный поток, - и страничка Ясиной жизни перевернулась, неся за собой такие перемены, о которых Яся не предполагала даже во сне.
На нее с монитора смотрел человек... Вроде, человек как человек, обычный парень на фотографии из числа тех, кто решил покончить со своей холостой жизнью, прибегнув к помощи самой безликой свахи на свете по имени Интернет. Яся просто сидела и смотрела на этого парня. Нет, это не была любовь с первого взгляда. Разве может современный человек себе такое позволить? Просто было в его взгляде что-то, что сразу выделяло его из общей массы красивых и некрасивых, улыбающихся, словно для рекламы зубной пасты, охотников за русскими невестами. Сразу надо отметить, что он не был красавчиком. Но у него был такой взгляд, что Ясе показалось, будто она смотрит на свое отражение. А взгляд его говорил примерно следующее: «Как я сюда попал?» Казалось, что он просто шел мимо, внезапно обернулся – и не заметил, как очутился на этом сайте. Ни тени улыбки, ни выгодной позы, просто задумчивое и от этого несколько суровое, но чуть-чуть растерянное лицо человека, которому кажется, что его никто не видит. Яся даже подумала, что это чья-то ошибка, что он случайно находится здесь. Но нет! Он и в самом деле хотел найти кого-нибудь. И намерения его были самые серьезные. Из анкеты она узнала, что его зовут Антуан, что он француз, живет в Париже, увлекается альпинизмом, в совершенстве владеет английским, не имеет вредных привычек и не бедствует материально. Так кто там говорил, что принцев не бывает?..
Яся выключила компьютер… Ну, уж нет… Да чтобы она?!.. Да никогда в жизни!!!
Она решительно взяла со стола томик Пушкина и открыла наугад. «Евгения Онегина» она давно уже читала с любого места, и, даже когда ее глаза отрывались от текста, память безошибочно продолжала следовать каждой букве.
Смешно вспомнить, когда-то в школе она жестоко и при всем классе осудила Татьяну Ларину за то, что та, поправ свою гордость, стала писать письмо этому чурбану Онегину. И только спустя несколько лет, повзрослев и набравшись опыта, реабилитировала ее «за отсутствием состава преступления». Да и Онегин перестал казаться ей таким уж мерзавцем. Теперь это были для нее просто люди, не сумевшие вовремя понять друг друга и самих себя.
Все-таки, мы – непредсказуемые существа! Взяв курс направо, поворачиваем налево. Установив правила – с готовностью их нарушаем.
Яся снова включила компьютер и на этот раз впервые в жизни сознательно отправилась на сайт знакомств. Разыскав своего француза, она увеличила его фотографию, села напротив и просто уставилась на него. Через несколько минут ей показалось, что они уже друзья, еще через несколько минут она уже мысленно рассказывала ему все, что с ней случилось за последние пару месяцев. Странно, но еще через несколько минут ей вдруг стало гораздо легче на душе, словно прежние проблемы разомкнули плотное кольцо, впустив поток свежего воздуха.
Так у Яси появился новый друг, который жил себе в своем Париже и ни о чем не подозревал. Не будем обвинять ее в безнадежном романтизме. На самом деле у всех припрятаны свои скелеты в шкафу. Кто-то, дожив до седин, все еще доверяет свои тайны плюшевому мишке, а некоторые вообще разговаривают со своим отражением в зеркале. Ну, и что? Главное – это помогает почувствовать себя понятым и нужным, хотя бы самому себе. Но у Яси был еще один друг – Пушкин. И именно он посоветовал ей сделать то, что она и сделала впоследствии.
«Но так и быть! Судьбу мою отныне я тебе вручаю…» - прочла Яся. Это был стоящий совет великого классика.
Яся неплохо знала английский, спасибо спецшколе, и честно написала о себе все, что могло быть интересным ее новому французскому другу. Чем не Татьяна Ларина? Оставалось только ждать. А вдруг он окажется таким же гадом, как Онегин, и откажет ей? Такой поворот событий способен подточить самооценку девушки, находящейся и в более завидном положении, чем Яся в настоящее время. Она посмотрела в его глаза и поняла, что он не способен ее так сразу отшить. В конце концов, ведь можно быть просто друзьями! Как бы там ни было, а дело сделано и письмо уже в пути. Как там у Пушкина: «Но мне порукой ваша честь, и смело ей себя вверяю…»

Яся не только хорошо знала английский, но и недурно разбиралась в людях. Он ответил! Да еще как! Некоторые слова все же пришлось поискать в словаре, но, в целом, письмо было таким теплым, каким только вообще может быть электронный заменитель настоящей бумаги и живого почерка. И они стали переписываться. Это не был роман в письмах, это было просто общение двух людей, которые обнаружили друг в друге родственные души. И им еще только предстояло изобрести свой особенный язык, на котором они будут говорить, язык, который будут понимать только они. А пока Яся была почти счастлива. Почему почти, спросите вы? Да потому, что во сне она по-прежнему видела того, кто называл ее «Ясон», дарил хризантемы ведрами и так талантливо врал.

Но время, господа, делает свое дело. Прошел месяц. Предполагается, что наступила осень. Яся нашла работу. Теперь она проводила время у компьютера, зарабатывая при этом деньги. Француз писал ей о том, что в Париже все еще бушует лето и сетовал, что Ясе приходится довольствоваться московским дождем. За месяц их виртуального знакомства они знали друг о друге почти все, что можно передать эпистолярным жанром.
Прошло еще немного времени, приближались ноябрьские праздники.
Вот уж действительно, ничто хорошее не длится вечно. Яся это особенно хорошо поняла, когда он вдруг перестал писать. За неделю – ни одного сообщения. Она даже начала не на шутку волноваться. За эту неделю она перебила целую гору посуды и ни на чем не могла сосредоточиться. Седьмого ноября она проснулась утром и почувствовала вдруг, что сегодня что-то произойдет. Это чувство не покидало ее весь день. Но ничего не происходило. Вечером она собиралась в гости к подруге, чтобы отметить традиционный праздник, который давно уже потерял свой изначальный смысл, однако упорно отмечался представителями всех партий, как правых, так и левых. Поистине, «умом Россию не понять». Настроение не могло быть праздничным, но традиция – есть традиция. Яся стояла перед зеркалом. Ее терзали смутные сомнения: краситься или не краситься. С одной стороны, боевая раскраска помогает почувствовать себя женщиной, хотя бы в момент нанесения макияжа. Но с другой стороны, она уже опаздывала на двадцать минут. Вот и телефон звонит. Это может быть только Светка. Видимо, решила узнать, вышла Яся или еще копается. Яся решила, что не будет снимать трубку. Пусть Светка думает, что она уже в пути. Но совесть взяла свое, и она подошла к телефону:
- Светка! Я уже выбегаю, честное слово!
Однако вместо привычной Светкиной тирады Яся услышала какой-то смех, а потом чужой мужской голос поприветствовал ее на английском языке с заметным французским акцентом. Ясе вначале показалось, что она сходит с ума. Она даже попыталась что-то сказать, но по инерции ответила на чистом русском, а он от неожиданности перешел на родной французский. Прошло еще какое-то время, пока они смогли договориться, на каком же языке им общаться, и не сошлись, в итоге, на английском.
Вот все и прояснилось. Антуан решил сделать сюрприз и втайне готовил документы для поездки в Россию. Но он так боялся проговориться, что перестал даже писать. Он вынужден был оставить Ясю в неизвестности и в сомнениях, чтобы она не обрадовалась раньше времени. Ох уж эти мужчины! Сначала обрадуют до полусмерти, а потом отпаивают валерьянкой. Но их не переделать, надо приспосабливаться, а уж к этому процессу женщинам не привыкать.
Итак, в гости Яся шла не одна. Это был настоящий праздник. Он заехал за ней на такси. А дальше все было, как во сне.
Он оказался именно таким, каким она его себе представляла. И она оказалась именно такой, какой он ее себе представлял. Остальное решилось на удивление быстро. Просто парижанин, собравшийся однажды покончить со своим холостым прошлым, делает это стремительно и планомерно, как и положено городскому жителю. Он предложил Ясе то, что обычно предлагают в таких случаях французы: руку, сердце, квартиру окнами на Сену и счет в банке, – и она не нашла аргументов против.
Приближалась зима. Яся собрала все необходимые документы и уволилась с работы. Он ждал ее в Париже. Что ж? Он не читал Пушкина в оригинале, это большое упущение. Но видеокассета с фильмом «Белое солнце пустыни» не сильно отягощала багаж. А диск с песнями Визбора и вовсе занимал мало места. И пусть ей теперь придется учить французский. Это стоит того… Так думала Яся и улыбалась.

Через несколько часов в Шереметьево-2 авиалайнер, следующий рейсом Москва – Париж, набирал разгон по взлетной полосе, унося Ясю навстречу личному счастью.

У нее в кармане зазвонил телефон.
- Привет, Ясон, - раздался в трубке знакомый голос. – Слушай, я тут подумал… Давай мириться? Я признаю, я был не прав. Честное слово, постараюсь исправиться. Прости меня, пожалуйста. Я очень скучаю по тебе…
- Я… тоже, - сказала Яся.
Она закрыла книгу, что лежала у нее на коленях, роман в стихах, что-то из школьной программы под названием «Евгений Онегин». Рассеянно посмотрела на часы. Они показывали 15:10. Надо же, она отключилась всего на пять минут, а показалось, что прошла целая вечность (один из фокусов большого города). Ей снилось что-то приятное, но она уже не помнила, что именно.
Яся шла домой. Редкие облака лениво следовали своим курсом, солнце светило, как ему и положено в это время суток в условиях переменной облачности, давление не превышало нормы, а относительная влажность была относительно влажной. Словом, лето было в разгаре и уже не собиралось сдавать позиции. Но Яся сейчас поняла, что, даже если бы вдруг зарядил ливень, - она бы этого просто не заметила, потому что лето снова поселилось у нее в душе. Надолго ли?.. Кто знает?..

А в Шереметьево-2 авиалайнер, следующий рейсом Москва – Париж, набирал разгон по взлетной полосе, унося кого-то навстречу личному счастью.

(C) Алиса Курганская


Ваша оценка: Нет Рейтинг: 5 (7 голосов)