Ночальнег, Часть фтарайа

6 октября, 2006 - 10:40 — Боб

Часть первайа

Василий паткатил чорную Волго Ночальнега пат параднае. Ночальнегнеторопясь спустился по лестнице, вышел во двор. Галстук непонятнаваакраса тапорщился на жывате, изабражая из сибя стрелко часов где-то нацыфре восимь. Пригладив редкие валасенки на галаге, прищурившысь, онмедленно патхадил к машыно, пака Василий са слигка пирикошынай мордайлица и таким жыж легким пиригарам выскачил, чтобы аткрыть иму дверь.
-Добрае утра, Вмсмилим Притромчич,- ево барматание было настольканивнятнае, что разабрать, а тим более вычлинеть в этам наборе сипящихзвукав хоть что та апределеннае была ниральна даже виличйшыму излагапедав, Карнею Иванавичу Чукоффскаму. Ночальнег тоже не асоба любилсваиво имини. Иму бы большы падашло Вашы ви…ство но сутьба зладейкораспорядилось па своиму но Ночальнегом он все жы стал.

Грузнопровалившысь в мягкае кресла возли вадитиля, Ночальнег сразу надул щекии каг иму палагалась, састроил сирьезную и ниприступную рожо.
- Ну шо, в министерства?,- Василий старалсо гаварить в сторану, шоп Ночальнег не услышол запаха пиригара
- Угумс,- пробасил Ночальнег. И взвизгнув новинькиме пакрышкаме, машыно рвануло па улицам горада…

Савищаниеу замминистры была таскливым. Новастью а том, что медленно но вернанадвигаиццо песдец можно было удивить разве что тупых ипонцеф, илекетайцыв, но ни адних, ни других в наличии не имелось, и паэтаму всеучаснеги мерапринятия с ярко выраженной таской на ипалах пирижыдалекада ж закончиццо песдеж ачириднова даклатчега, считая мух, рисуяглупые рожы в блакнотаг и испоттишка зевая и кавыряясь в насу. Греловсех только адно мысль, что можно будит зачотно паабедать краснай икройс армянскем канягом нахаляву в министерскам буфети. Где нисматря навесь песдец, каньяг и икра никада не канчалесь. Кабута все рассейскиекуры скопам пиристали нести яйцы, а на эту икру пиришли… А коровыдавали каньяг вместа малака и ево тару с этикеткаме вместо мяса. Притаком дапусчении станавилась панятна куда вся сильскахазяйственнаяпрадукцыо умудрилось съебаццо. Ночальнег откровенно скучал, то и делокивал галагой па направленийу к сталу.
- Ну шо, бля, гаспадатаварисче. Фсе ясна каг сцуко день. Нада работоть на блага народа,распраиби его ф печенку, шоп он, этот нах нарот, аказалсо наканец сытыми давольным. А то знаити что нам устройад там,- замминистрымнагазначительно тыкнуло заскарузлым пальцым ф свежевыбиленныйпаталог,- нам зделайуд то (каг фсигда мнагазначитильная паузо) и таг(дажы более мнагазначитильно) шо икру вы сможыти всасывать тока чириструпачге, И исчо не факт шо эта будед икра ат рыбы, а некостна-навозная жыткасть. Песдуйте сцуке работоть! И шоп чирис неделюаграпрамышлинный комплекс стайал каг бронзавый хуй у каня Питра Первавана Исакиевскай площоди!

Фся заключаюсчая реч замминистры былапесдец каг придсказуима, хоть таг жы каг фсигда пистрила новымиипититаме и апридиленияме. «Да иди ты, иблан-недамераг!», думолНочальнег, пятясь ф калидор чириз массивную дубовуйу дверь прадалжаяпри этам падабастрасна улыбаццо и кивать чуть не паттирайа дарагойпаркетный пол паламе сваей шляпы. А в буфети ждала икра…

День

-Клавдейа Сименавна!,- шо делаит Ночальнег, приехаф в свой охвес?Канечно завед сикритаршу. Спросити нахуйа? А ну фключити фантазею,малалетние далбайобы! Канешна штоп ана принисла чаю в алюминивампацтаканнеге. И абизатильна с патсохшым лемонам и с «дахуйа» сахаром.
ВЭтам вапроси Ночальнег не атличалсо арегенальнастью. Асобинна учитывайатод фагд, шо приехавшы из минестерсва, ни абнаружыл сикретаршу на иерабочим мести возли кампутира, в ачиридной рас роскладываюсчуйупосьянс. Ана, сцуко, съеблась на абед жрать салатеги и песдеть пра еблюс патрушкоме.
- Клавдейа…,- он пыталсо заарать в ачередной рас, носикритаршо вламилось ф кобенед, памахивайа высокай химичискай завивкайнад падносам с чайем и новыме канвертаме с синимее печатяме налогавай ифсячиских других инспекцый, каторые, каг блять прыщ на шеепралетареата, зайобывале йего и таг не асоба дышусчее праизводства.
- Я здеся, Ва…
-Аставьте фамельярднасть,- плять… Ие сисьге фдрук загавариле с ним неславаме, а загадачным йезыком жестав. И йеслип он мох паймать сибя наускальзайущей па валне вытикаюсчей слюны мысле, то понел бы штодвижуццо ане па ниприцкозуемой логекой, но сцукозаманчевой тагойтраэхторие.
- Ну шож Вы… А ну росказывайте, шо туд тварилась в мае ацутцвее,- иму прешлось взять сибя ф руке (ну ни савсем буквальна)
-Дык… Каг фсигда… Вод списаг… Каг вы прасиле, в обсчем парядке,- анаснова таг саблазнитильна качнула сисьгаме, шо дыхание в забу Ночальнегана долю сикунды сперло нах. Ниужели эта икра тагой сильный афроди…афроде… афрорус… Фу, сцуко… При види таковавсе умные слава, кроми «маекозочко» вылитаит из галагы.,- Вод списаг,- ана таки умудриласьваткнуть ачиридной списаг винаватых в обсчем пиздице палажыть иму настол, прижав пухлым пальцам. Едва атарвав пахатливый глас, Ночальнегуперся взглядам в списаг, пытаясь успакоить жывотный инстингдразмнаженийа.
- А пазавити мне Михала Всилича, кладофщега са складагатовай прадукцыи. Министерства наме нидавольна, пара палажыть канецбизабразеям на праизвоцтве… В общем парятке…
Сикритаршо фыркнулосибе пад нос что та нивнятнае па поваду «… парятка» папесдавало к двериТАГ ВЕЛЯЙА БЕДРАМЕ, шо у Ночальнега нимедленно атвалилесь и упале настол паследние части разума в виде трех здаравенных капель пота.

Слигкавыбрит, но апять жыж савсем вмеру пьян, ваняя костна-навознай мукой,атлажением зубнова камня на деснах, паблескивая жылтаватыме пятнамигатовай прадукцыи на нипанятнава цвета холате и ачкаме с пятью спалавинай диоптрияме, в кабенед заглянул клодофщиг
- Звале, Ва…
-Вы, блять, Михал Всилеч прахадити.,- выпев чаю после паследнива визитасикретаршы, Ночальнег снова авладел дарам речи. Тим более что запах аткладафщега навевал все что угодно кроме иратичиских мыслей. Всилеч, кагсопствинна кладофщега и звале, ввалилсо на кавер, пиригнуфшысь фпаясницы, и в таком палажении даже умудрилсо закрыть за сабой дверь,-Ты шож эта, иплан старый, начол снова менять гатовуйу прадукцыйу надинатурад? Какова хуйа радное придпреятие личила тибя за свой счед атбазедавай балезни и сендрома Альцгеймера? Шоп ты прапевал навоз… гм…прадукцейу налева и направа. А в эта время, нисматря на все касмичискиекарабли картошка биз удабрений загибаиццо? Ты шо, сцуко, ваще блять всеса всем пирипутал?

Ночальнег пабагравел, припаднялся и хищна навис над шыроким сталом. Он фхадил в раш.
- Но я, гаспадин-таваресч,- реч кладавщега аканчатильна патирялась в патоки местаимений
-Шо ты? Думаиш рас я матайусь па инстанцыям сабирайа зорплату для вас,ипланаф, нихуйа не знайу? Таг вот… Все я знайу… Шоп, плять, чириснеделю склад был полным. Хоть сам сри… хм… праизвади прадукцыйу, хотьрадню зави. Или… Налил бы уже чего ты там выминял на наше гаг… гм…прадукцыйу.
- Дыг йа, таварисч Ночаль…
- Тамбоффскей сруль… гм…волк тибе таваресч! Песдуй, и пазави бухалтера Осю. Премии тибе невидать пака все ни вирнеш, расхетитиль йопаный.
Кладафщиг ушол, аасадаг в душе и воздухе в кобенеде асталсо. Ночальнег хлебнул остаткечайу, выплюнуф жосткую лемоннуйу корку в стакан. Паправил жыткиеваласенке, встал, прашолся и аткрыл акно. Ранняя осень вейнуло на негозапахом первой прелой листвы и гниловатых кореньев. Сонца в небесверконуло игривым лучегом, пащикотав за самое глазное яблоко. «кагжыж, сцуко харашо» падумал Ночальнег, меж тем рабочий день прадалжалсо…

прадалжение следаваит...
© Antti
взято (с) creolit.ru


Голосов пока нет