Конюх Федоров. Гримпенская трясина

23 августа, 2006 - 09:31 — ID

- Знаете, Конюх, то, что вы описываете, очень напоминает ноги…
- О, точно, ноги! Да, так их многие называют…
- Что, только ноги будете использовать, и все?
- А ты что хочешь, чтобы я на этих шел?… ну, как же их… ну, тоже, как эти, которые ты сказал, только сверху…
- Руки?
- Руки, вот! Ты извини, корреспондент, просто ударило меня сильно недавно в экспедиции… открутил мачту, хотел узнать, за счет чего она стоит. Оказалось, за счет болта, который я открутил. Бежал от нее, но она меня опередила… А мы о чем с тобой, корреспондент, говорим?
- Вы по болоту собираетесь иди.
- Ты смотри! А что так?
- А никто еще не ходил.
- Так и не надо, опасно же, может засосать. А как я пойду?
- С помощью этих… которые… вы же сами сказали…
- Когда?
- Э-э… В общем, «Наше Радио» продолжит следить за путешествием Конюха Федорова. Слушайте нас завтра.
- Ноги! Вот же, корреспондент, а ты говоришь! Ноги!

День второй.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Мы продолжаем репортажи из Англии, где, не используя ничего, кроме ног, Конюх Федоров собирается пересечь 180 километров Гримпенских трясин. Скажите, Конюх, что вы берете с собой в экспедицию?
- Конечно, флаг России. Он у меня вокруг поясницы обернут, шерстяной, жена связала, у меня же радикулит. Патриотично и полезно. Термос с горячим коньяком. Хочешь, корреспондент?
- Нет, нет, спасибо, я на работе.
- Да не боись, это ж чай.
- А вы ж сказали…
- Да нет, чтоб жена не догадалась, что там коньяк, я коньяк вылил, а чай налил.
- А в чем же смысл?
- Смысл! Смысл в том, что я коньяк в себя вылил. Он же во мне не виден. Там два литра – на пару дней хватит, а дальше у меня еще бутылок пять с собой есть.
- А как же жена?
- А что жена, жена в термос заглянет, а там чай – она и успокоится. Ты лучше спроси, как я идти буду.
- Как будете идти, Конюх?
- Хороший вопрос, молодец, что спросил. Я вот что придумал – к каждой ноге подведу цепь и проведу ее к руке. Ногу засосало, я ее дерг – и вытащил. Другую засосало, я другую дерг – и тоже вытащил. Метод имени меня.
- А если обе засосет?
- От, корреспондент… во-первых, чтоб ты сдох с такими предположениями, во-вторых, будь ты проклят, а в-третьих, включи логику. Две засосет – двумя руками дерну, это ж ясно.
- Чем будете сейчас заниматься?
- Пойду, подумаю о вечном. О небе, о солнце, и о том, как оно так получается, что телевизор картинку показывает.
- «Наше Радио» продолжит следить за путешествием Конюха Федорова. Слушайте нас завтра.

День третий.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Мы продолжаем репортажи из графства Девоншир, где находится знаменитая Гримпенская трясина. Ее сейчас попытается пересечь легендарный Конюх Федоров. Буквально пять минут назад Конюх пустился в это опаснейшее путешествие. Вот что он сказал непосредственно перед стартом:
- Что ты мне эту штуку в нос суешь? Тычет, понимаешь, в лицо! Я этим лицом смотрю, дышу им, ем, а ты мне тычешь… Что? Микрофон? Ага, граммофон, а-ха-ха!!! Пьяному море по колено, а болото вообще по лодыжку. Все, пошел! . Ой, мороз, моро-оз, не морозь меня!!!…
- Вот так это было, и теперь мы будем ждать, когда Конюх выйдет с нами на связь… Но… что это? С болота слышен какой-то шум… я, конечно, не суеверный человек, но, если вспомнить легенду о собаке Баскервилей… Да, вот из глубины болот к нам приближается что-то… нет, на собаку это не похоже, скорее это какое-то облако…
- Дихлофос! Дихлофос, быстро!
- Это Конюх! Он бежит к нам по болоту в сопровождении огромного количества насекомых – оводы, слепни, комары!
- Бросай свой граммофон, корреспондент, спасай меня!
- Как, Конюх, как?
- Обливай меня бензином и поджигай!
- Зачем?
- Чтоб этих тварей пожгло!
- Вы же сами сгорите…
- Да разберемся, поджигай! (Звук вспыхнувшего факела). Горят, подлюки, аж трескаются… так им и надо… ой, что-то горячо… паленым запахло… извини, корреспондент, где тут ближайший водоем?
- Так вот же, болото.
- От, ты смотри, что-то я, когда горю, плохо соображаю… отойди, корреспондент! (Чвяк! И шипение). Ох ты, гляди, как я подгорел. Интересное путешествие получается…
- «Наше Радио» продолжит следить за путешествием Конюха Федорова. Слушайте нас завтра.

День четвертый.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Мы продолжаем репортажи с Гримпенской трясины, которую уже второй день пытается пересечь Конюх Федоров. Как вы знаете, вчерашняя попытка окончилась неудачей. Конюх вернулся весь облепленный насекомыми – оводами, слепнями, комарами. На всем теле и на лице видны следы укусов… хотя, точнее было бы сказать, что сквозь укусы проступают следы лица…
- Вот здесь, вот здесь… ох ты, как же чешется.
- Конюх, что произошло?
- Ты не отвлекайся, мазай меня, а я буду говорить. Вот так, да… Ты понимаешь, очень уж я верю в эти народные поговорки – «Кто рано встает, тому бог дает», «че, че? – через плечо», «а? – хрен на» и все такое. Ну, вспомнил, что ОНО не тонет, и, чтоб в болоте не утонуть, пошел на пастбище, намазался… онОм. Думаю, может, и не поможет, но совесть будет чиста, а руки и лицо я через три дня помою.
- А вам не было как-то… неприятно?
Нюхать неприятно, а на ощупь нормально, заодно зверей, думал, будет отпугивать… а вот насекомых, оказалось, наоборот. Дальше ты все видел.
- Так что, может, перенесете экспедицию?
- Почему?
- У вас же три четверти кожи в волдырях.
- Да перестань, корреспондент, когда мне это мешало… хотя такое со мной в первый раз.
- Тогда вот, возьмите, вам подарок – искусственный глаз, который изготовили для вас на всякий случай ведущие офтальмологи России. Им вы всегда будете видеть Красную площадь, Кремль и президента России, которые изображены на роговице.
- Ну, что ж, в дороге все пригодится. Бывай, корреспондент, пошел я. (Плюх!)
- «Наше Радио» продолжит следить за путешествием Конюха Федорова. Слушайте нас завтра.

День пятый.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Мы продолжаем репортажи с Гримпенской трясины, которую уже второй день штурмует наш великий современник. С момента старта прошло восемь часов, но мы его еще видим – он прошел метров девятьсот, и уже часа полтора почти не сдвигается с места… хотя и не тонет. Связь с ним очень плохая… но вот, кажется, получилось… Конюх, слышите меня?
- лыш… оч… лох… (Слышу очень плохо).
- Что вы говорите?
- Что?! Темно здесь и страшно. Не видно, куда тонуть. (Так же прерывисто).
- Похоже, Конюху нужна помощь. Мы выезжаем к нему на вездеходе на воздушной подушке.
- Заберите меня отсюда, ребятки! (Так же прерывисто).
- Конюх, мы к вам едем!
- Что?
- Выехали к вам, скоро будем
- Не слышу вас!
- (Кому-то рядом). Включите мегафон. (В мегафон, страшным искаженным голосом). Конюх, держитесь!
- Ой! Ой, ребятки, что это?
- Что, Конюх, что?
- Страшное, с глазами, орет… ох ты ж ***… (ну и т.д. – быстро удаляется со страшными матами).
- Конюх, конюх, стойте!
- *** ты, ***… (Перебивка).
- Невероятное, невероятное окончание экспедиции! Всего полчаса назад Конюх штурмовал болото в километре от старта, и вот он уже преодолел 180 километров и финишировал!
- (Тяжело дышит). Ой, мамочки… мамочки родные, что было… ой, что было, боженьки, боженьки…
- Конюх, что случилось?
- Чудище болотное чуть меня не утащило. Значит, иду я… темно, скучно… Позвонил в «секс по телефону»… ну, чтоб не так одиноко, и отвлечься. Потом вы позвонили, разговариваю, докладываю обстановку, и тут вдруг из темноты какой-то страшный голосина как заорет… и два глаза, вот таких, с луну. Сначала я … ну, неважно, а потом включились дополнительные ресурсы организма. Как пошпилил по болоту – только грязь во все стороны.
- Конюх, так это же мы были на вездеходе.
- Что? Это ты был? А ну-ка подь сюды, корреспондент, я тебе твой микрофон в ж… засуну…
- «Наше Радио» продолжит следить за путешествием Конюха Федорова. Слушайте нас завтра. О-о-о!!!!


Голосов пока нет